ОБРАТНО

"Как я попала в кино"

Какая девушка не мечтает стать актрисой, ну разве что ненормальная. Купаться в лучах славы, иметь (в хорошем смысле слова) море поклонников, озарять мир своим звездным светом, давать автографы, ездить на лимузинах, быть богатой и знаменитой, много работать… Упс, это не то, мечтают обо всём кроме последнего! И конечно, мечтают проснуться однажды, в то легендарное утро, с которого начинается новый отсчет времени твоей жизни и ощутить всеми фибрами и не фибрами своей души: «Я знаменита!». Все так оно и было со мной … правда не наяву.

Наяву все происходило более прозаично. Ощутив в себе огромный потенциал быть «Великими актрисами», мы с моей одноклассницей отправились на студию Ленфильм (ту что на Каменоостровском проспекте нашего города), где она знала какую-то бабульку, которая сидит в фойе и записывает всех желающих сняться в кино. Смешно, но она действительно там сидела с блокнотиком, исписанным от корки до корки и шариковой ручкой. Казалось, этот «божий одуванчик» просидел здесь всю жизнь и занимался только тем, что записывал всех, кто к ней подходил, в их числе были и мы. У нас спросили (прямо как на медосмотре в школе) возраст, пол, рост, вес, цвет волос и глаз, размер одежды. Записав нас в свой «каталог», бабуля произнесла: «Мы вам позвоним». На этой фразе наш тернистый путь к славе был приостановлен, да что там приостановлен - просто завален тремя словами как огромными скалами, между которыми летал «сквозняк безнадега». А мы-то думали, нам тут же предложат главные роли. Сходите, вам это тоже будет полезно, почувствуете себя ближе к своей мечте хоть на один шаг.

Итак, я потеряла всякую надежду остаться в анналах истории кино, оставалось рассчитывать только на случай. И этот случай преподнесла мне сама судьба. Летним воскресным днем, работая на крыльце родного «Планетария», который не менее одного раза посещал каждый школьник города Санкт-Петербурга, я веселила детей, будучи массовиком-затейником. Дело мне это очень нравилось: быть в центре внимания, быть почти звездой с микрофоном в руке, на которую все смотрят и все слушают. Так проходили мои каникулы между первым и вторым курсом института Культуры. Однажды ко мне подошла девушка и попросила мой телефон для женщины, работавшей на Ленфильме, которая мною заинтересовалась, но не может в данный момент сама ко мне подойти. В такую байку не очень то верилось, и я подумала, что появились поклонники, но не очень смелые, которым понадобился мой телефон для дальнейшего знакомства. Или уж, во что совсем не хотелось верить, это то, что я вызываю интерес у женщин (к тому времени я уже имела достаточный сексуальный опыт, чтобы определиться в своей ориентации, поэтому этот интерес с их стороны меня немного напряг). Хотя я, девушка, привыкшая к вниманию, видимо машинально, зачем-то дала телефон и имя с фамилией.

Зимой, когда я об этом «незначительном» моменте моей жизни совершенно забыла, у меня дома раздался звонок и я услышала вопрос: «Вы бы хотели сняться в художественном фильме?». Мало идиотов что ли звонят вам домой и спрашивают: «Это зоопарк?» Услышав отрицательный ответ, задают следующий вопрос: «А почему уши из трубки торчат?» Или: «Здравствуйте, это прачечная?» Можете ответить: «Хреначечная, это институт Культуры» (сразу видно как я безгранично люблю свой институт). Все это лирика, но … мне действительно звонила та самая женщина, которая не смогла тогда ко мне подойти. Она занималась подбором актеров на картину (речь шла о фильме Юрия Мамина «Горько»). Конечно, мой ответ был «ДА». И тогда я попала на съемочную площадку. «Я снова в пути!» - в это практически не верилось, казалось, что я сплю, что все не по-настоящему, этого не может быть. Но я вновь появилась на Ленфильме.

Съемкам предшествовало знакомство с кинорежиссером, который спрашивал меня: где я учусь, кем хочу стать, снималась ли я до этого в кино. И после краткой беседы со мной разговор был закончен фразой: «Точно не знаем кем, но кем-нибудь мы тебя снимем». Это обнадеживало.

P.S. На тот момент после экспериментов с красящими веществами у меня были волосы желтого цвета ( не просто желтого, а очень желтого, как краска в наборе гуаши), и, казалось, что я подойду для роли неформалки или, по меньшей мере, мне закрасят волосы или отрежут. Киноиндустрия по своему выходит из положений: мне досталась роль девушки в бигудях, которая была соседкой по общежитию героини седьмой новеллы фильма. Посмотрев фильм, вы об этом даже не задумаетесь, кем я была, потому что это не имеет никакого значения. Для меня же это было началом новой жизни, «ЖИЗНИ В КИНО».

© Анна Миклош 2013