ОБРАТНО

"Мой первый съемочный день"

У меня был всего лишь один съемочный день из множества съемочных дней фильма, но что это был за день! Меня называли актрисой (хотя у меня была эпизодическая роль), меня одевали, меня кормили, меня посадили перед камерой и попросили говорить какие-то слова.… Когда мы на экране видим одного героя в кадре и больше никого, в действительности это совершенно не так: за объективом камеры находиться очень много людей, всех и не перечислишь. Одни работают с камерой, другие с актерами, третьи с реквизитом.… Например, за считанные секунды на оконном стекле появился морозный узор благодаря «женщине с баллончиком». На моем лбу и на носу появился пот благодаря «женщине с тампоном», которая то и дело мне его туда добавляла. Увидев героя моего эпизода, я поняла, что мне с капельками пота на лбу повезло больше. Так как съемки проходили в декабре, на улице было не жарко, но то, что я увидела, выйдя на улицу для очередной сцены, на это было жалко смотреть. Передо мной стоял абсолютно отмороженный человек (заметьте отмороженный без кавычек в прямом смысле этого слова), покрытый слоем инея - абсолютно синий, несмотря на то что он был чернокожий. Неужели он на все был готов ради искусства. Потом мне рассказали секрет обморожения, над ним час трудились ловкие руки гримеров и «никакого мошенничества», только грим и снежный спрей.

Рассказывать об этом с восторгом можно бесконечно долго, но я расскажу, как нас «обманывал» режиссер. Со мной в эпизоде снимались еще три девушки и по сценарию мы должны были растирать спиртом того самого замершего негра. Мы стояли перед столом, на котором вниз животом лежал голый негр, я впервые вблизи видела чернокожего «афроамериканца», да еще и голого, только теперь я думаю: а какого было ему? Честно говоря, раньше я думала, что они другие на ощупь, а оказались такими же. Произведя массаж конечностей и спины нашего героя, мы думали, что на этом наша миссия завершена, но не тут-то было. Режиссер объявляет: «А сейчас будем его переворачивать на спину, и так как он совершенно голый, будем снимать вашу естественную реакцию». После этих слов юноша начал заметно нервничать, что добавило нам уверенности в правдивости слов режиссера. Неужели на такие жертвы надо идти ради великой игры актеров (только потом я узнала, что это были даже не жертвы, и что бывает и хуже). Взяв себя в руки, набравшись самообладания, «непринужденно» («чего, мол, мы в жизни не видали!») мы перевернули молодого человека на спину и обнаружили, что самое интересное место у него закрыто зеленой тряпочкой, приклеенной к телу скотчем (который впоследствии постоянно отклеивался во время нашего массажа, и именно мне приходилось его подклеивать, потому что я ближе всего стояла к тому месту, которого мы больше всего боялись). После снятого кадра режиссер произнес: «Талантливо!» (так говорят всем начинающим актрисам, видимо, чтобы подбодрить или посмеяться, так что если услышите такие слова в свой адрес, не верьте - это не возможно потому, что ваша голова занята восторженными мыслями: как все это здорово, я почти в Голливуде, а не как лучше раскрыть образ героини). Хотя как мы сыграли, судить вам, зрителям.

Это был мой первый съемочный день, за которым последовали еще много других. Ни один из них не повторялся и был по-своему интересен. Надеюсь, вы знаете, что съемка настоящего художественного фильма не заканчивается на съемочной площадке, после этого еще следует монтаж и озвучание. Видимо, наши роли были не столь незначительны, что мы еще встретились на озвучивании своих эпизодов в студии. По гениальному идейному замыслу режиссера телодвижения, направленные на разогрев «отмороженного тела афроамериканца», мы должны были производить под сексуальные постанывания наслаждающихся дам. Эти наслаждающиеся дамы были не кто иные как мы сами, хотя обстановка, понятное дело, ни к чему такому не располагала. Под пристальным взглядом режиссера ты стоишь перед микрофоном, смотришь на экран, видишь себя, стонешь. И «Оскар» за самый заметный кинодебют года у тебя в кармане, хотя думаю, что вы даже не слышали, не то что видели такой фильм «Горько!.

На первый свой кинодебют я пошла любоваться в тогда еще первый и единственный суперкинотеатр «Кристалл-Паллас». Из девяносто восьми минут фильма меня на экране показывали, в общей сложности, не больше минуты, но зато как я была горда собой. Это было похоже на давнишнюю рекламу про актрису, которая привела друзей в кинотеатр, чтобы показать себя в фильме, я могла сказать почти то же, что и она, подскочив на месте: «Смотрите вот Я, вот, вот, вот, вот, …ВСЁ!» И с чувством собственной значимости и достоинства опуститься в кресло и почти не смотреть продолжение фильма, «Самое интересное уже показали!».

© Анна Миклош 2013