ОБРАТНО

"Поклонникам сериалов"

Ольга ЖУРАВЛЕВА

Сериал «Ермоловы» «Телесемь» посмотрел с актрисой Анной Миклош – исполнительницей роли Анастасии Раевской.

На экране. Ася Раевская поет в кабаре романс о любви.

Анна Миклош: Пою я в фильме в некоторых сценах сама, и еще за меня поет профессиональная певица, но голос подобрали по тембру пратически мой. Я впервые столь подробно и так долго (более двух месяцев) готовилась к роли. Благодаря подаче режиссеров я стала погружаться в материал и мне поручили подобрать стихи для романса, на которые композитор Комаров должен был написать музыку. У меня была книга поэтов Серебряного века, ушедших из жизни в возрасте 20-25 лет, совершив самоубийство, причиной которого чаще всего была неразделенная любовь. По теме эта лирика нам очень подошла: я пою романс «Ты проходишь мимо». Когда текст был утвержден режиссерами, я ходила домой к композитору, там познакомилась с его женой и готовиться к фильму мы стали почти по-семейному.

На экране. Раевская - красивая брюнетка.

А.М.: Моя мама, посмотрев первые серии, спросила: «Аня – это твой цвет волос или тебя покрасили?» Сама у меня мама брюнетка, а я блондинка. И увидев меня с темными волосами, мама подумала, что я просто начала темнеть и становиться как она. На самом деле мои волосы, конечно, покрасили и вот почему: до этого я снималась в фильме «Синяя борода» и там мне сделали мелирование, так что волосы у меня были с белыми прядями. Когда я появилась на съемках «Ермоловых», все только ахнули: ведь в те времена так волосы никто не красил. На что я сказала: «Делайте со мной что хотите». Парикмахеры решили вернуть мне мой натуральный цвет, но немного перестарались и я стала темноволосой. Но мне кажется, что этот цвет очень идет моей героине. По крайне мере, я чувствовала себя комфортно.

На экране. Ася танцует для Константина Ермолова восточный танец.

А.М.: Моя героиня по сценарию танцует танец одалиски. Когда-то она играла такую роль в фильме и показывает как это было Константину. Я никогда не увлекалась восточными танцами и до «Ермоловых» даже не знала с какой стороны к ним подступить. Мне нашли хореографа, который поставил мне достаточно сложный номер. В фильме его, к сожалению, изрядно порезали, на экране остались лишь какие-то кусочки. Я же много работала над позициями рук, учила танец живота и в целом с хореографией справилась.

На экране. Асе приходится готовить на коммунальной кухне.

А.М.: Я была искренне удивлена, что выстроенный павильон, был очень похож на настоящую квартиру. Там были собраны реальные вещи начала 20-го века: телефон, керосинка, кухонная утварь. Я очень люблю эту эпоху и с радостью прикоснулась к этим предметам. Они имеют особую энергетику.

На экране. Ася и Константин гуляют в парке.

А.М.: Московский парк снимали в Минске. Вся Москва сегодня просто перегружена проводами, рекламами, баннерами, которые очень сложно спрятать. А в Минске такого количества рекламы на улицах нет и снимать начало прошлого века там проще.

На экране. Аристократка Анастасия Раевская ухаживает за больным Ермоловым.

А.М.: Первая встреча Константина и Анастасии очень интересно выстроена. Входит дворянка, которая видит в красном командире врага, она смотрит на него свысока, разговаривает с пренебрежением, держит дистанцию, но, увидев, что он падает в обморок, раскрывается чутким человеком, готовым тут же прийти на помощь. Краснопольский в этом видел глубину моей героини: она очень искренняя и чистая, к Раевской не пристает грязь. Даже в кабаре, где она поет.

На экране. С Асей постоянно конфликтует ее соседка по коммуналке Антонина (Наталья Унград).

А.М.:Наталья - молодая актриса, ее очень тщательно гримировали и меняли до неузнаваемости. Она придумала фразу «Аська, зараза готовая!», которая вошла в фильм. Мне с ней было комфортно и весело работать. На площадке она все время импровизировала и не давала мне расслабиться: то подножку подставит, то что-то прошипит вслед.

На экране. В фильм вошли кадры черно-белого немого кино, где играет Ася Раевская.

А.М.: Мне показали реальный фильм начала ХХ века с танцем, в который я должна вписаться. Для общего плана брали реальный кадр из настоящего немого кино, куда подмонтировали мой танец. Меня снимали просто на черном фоне, а я старалась соответствовать манере танцовщицы из этого фильма. Режиссеры хотели добиться от меня «туманного взгляда», как у актрисы немого кино и постоянно говорили: «Ну представь, что ты в тумане и плохо видишь». А так как у меня большая сила воображения, я легко могу погрузиться в нарисованную мною атмосферу, у меня тут же все перед глазами поплыло. Вот так мы и сняли «немое кино».

На экране. Константин возвращается к беременной Анне, обнимает ее.

А.М.: Оператор Тимур Зельма сделал в этой сцене из Аси практически «фарфоровую» женщину и это очень знаково. Ася в сериале – символ чистоты, она проходит через весь фильм и даже, когда ее хронологическое время заканчивается, она будет появляться до самого конца благодаря своему дневнику. Этот дневник найдет жена Сергея Ермолова Анна (Анна Большова) и будет его читать. Этих появлений Аси нет ни в книге, ни в сценарии. Чтобы рассказать историю этой женщины, авторы картины решили сделать небольшие чувственные и очень сердечные зарисовки – ожившие страницы из дневника. В этот дневник я действительно что-то периодически записывала: в кадре и даже за кадром. Так что в нем были реальные записи каких-то мыслей.

На экране. Анастасия умирает достаточно молодой женщиной от чахотки.

А.М.: Впервые я умирала в кадре. Снимали три дубля, в течение часа приходилось держать одно состояние и произносить внутренний монолог, потому что в кадре моя героиня говорит всего несколько фраз. Эмоциональный накал был настолько велик, что после съемок этой сцены я разрыдалась и долго не могла успокоиться.